Баннер
  • Устюжаночка г. Великий Устюг
  • Устюжаночка г. Великий Устюг

Устюжаночка в соцсетях

вконтактемой миродноклассникиfacebooktwitter
Баннер
Баннер

Регистрация/Вход

Архив газеты

Кто на сайте


СЕЙЧАС НА САЙТЕ:
  • посетителей: 12
  • роботов поисковиков: 4

Фото Великого Устюга

(2 Голосов)
поле

1996 год - грозный и беспощадный для России и россиян. Страницы дневника гласят, не безмолствуют. Они  полны впечатлений. События следуют одно за другим, и на самые важные для автора он откликается своим сердцем. Неравнодушный читатель мог бы и сам взяться за перо.Нынешний ход событий, как всегда, драматичен. Жизнь - штука интересная. Пройдут годы, наступят более счастливые дни. Вот тогда-то и будет что вспомнить…

Итак,

1 августа, четверг.

Сон был утомителен. Часто вставал, вновь рассматривал сны, которые угнетали. Я видел себя в роли «спасителя» Отечества от врагов. Но мне здорово не везло. Проснувшись, я подумал: как хорошо, что это только сон.

Утро было солнечным, но на улице сверкали лужи. Ночью шел дождь.

2 августа, пятница.

Сегодня утром отправился на винзавод с ягодой смородиной. Продал за 6 тысяч рублей килограмм. Итого на 30 тысяч рублей. На винзаводе будут выпускать вино «Лесная сказка»: изобретают, чтобы работать и выживать.

3 августа, суббота.

Поздним вечером отправились с женой на велосипедах на дачу. Здесь тишина, сумрак и безлюдье. Вдвоем мы уже люди. В полночь горит впереди окон луна, а на южном небосклоне - Юпитер. Освещенные луной крыши рассекают таинственную ночь. Мы долго не спим и чувствуем этот чудный мир, который за окном. Чувствуем, что мы вместе. Это сильное чувство.

Сегодня снова собрали смородину. Я сидел у куста и пел целый день песни.

6 августа, вторник.

Помечено «трудный день»… Он еще не кончился. Впереди много неизвестностей. Радио сообщило: в Грозном кровопролитный бой. А всю неделю вещали о мире…

В Великом Устюге открылась новая аптека на Красной улице.

7 августа, среда.

В деревне Френиха (из письма директора музея в селе Никольском Галины Алексеевны) в доме Надежды Феодосьевны, учительницы, она увидела в числе разбросанных книг и бумаг мои письма. Н.Ф. уже нет. Умер и ее живой дух. Умер живой дух моих ей писем. По ним ходят ногами. Ходят по нашим душам.

9 августа, пятница.

Сегодня - инаугурация Президента Ельцина, хмельного человека. Почему не посвящение? Как будто нет русских слов. Но первое, что волнует - это кровопролитные бои в Грозном. Гибнут русские парни. Информация, которой нас питают, мягко говоря, вызывает сомнения. На самом деле каждый день происходят трагедии.

11 августа, воскресенье.

Областное руководство «обрадовало» пенсионеров. Пообещало пенсию отоваривать комбикормами на селе и хлебом - в городе. Не представляю, как живут устюжане, которые не получают зарплату с нового года? К осени ожидается ухудшение положения.

Сегодня в итоге всех этих мыслей, а еще от бойни в Грозном, от дум о Родине - чувствую усталость, безразличие. Депрессия в стране…Депрессия в сердце…

13 августа, вторник.

Утро туманное. По правой стороне Советского проспекта сутулая женщина несет букет гладиолусов верхом вниз. Редкие силуэты устюжан. Столетние тополя зеленеют. Шумной эта улица не была никогда. Замер Успенский собор. Он холоден и безмолвен. Печаль этого города - вечная. Когда-то монахи в черном всегда были равнодушными…

Оживляют наши сердца красивые женщины, юные устюжанки. Они несут в себе свежесть. Они кокетливы, взгляды их таинственны, иногда порочны.

Свет небес, свет людских глаз, зеленая природа и безмолвие плывущих облаков - это вечная картина жизни.

18 августа, воскресенье.

Вижу дни августа далеких детских лет. Скажу откровенно - тот мир и те годы были чище и яснее. Уставали люди, плохо питались. Но жила в их душах жажда радости и надежд. И они являлись. В любви и с любовью друг к другу, к детям, в хлебе и с хлебом, в удачах и в праздниках.

Кто нынче может представить жницу в августовском поле среди суслонов и у высокой «стены» стеблей ржи? Гумно с молотильщиками и чистую речку, из которой можно пить воду, бегать босиком по траве? Я родом из этого времени…

20 августа, вторник.

Сегодня своим товарищам по работе я показал растение льнянку. И спросил: «Кто знает?». К. сказал, что это зверобой, А. назвал мать-и-мачеху, С. пожал плечами, Н. понюхал и убеждал всех: это валериана…

Льнянка своим стеблем и листочками похожа на лен. Но цветение у нее желтое.

21 августа, среда.

Времени 13.30.

Пора идти на работу. Лежал и дремал. И вдруг явилась мысль:

Я умру от разрыва сердца.
Эхом вырвется мой испуг.

Наверное, мысль выглядит примитивно. Но не пророческая ли она?

Ночью спалось не очень… Лаял и кидался в темноту соседский Рей. «Со всех сторон ползут по-пластунски воры», - подумал я. И каждый раз подходил к окну. Темень кромешная. Светил фонариком. Луч, длинный и яркий, блеснул среди ночи.

22 августа, четверг.

В парке у касс я увидел молодого арестанта в наручниках. Его правая рука была соединена с левой рукой молоденького милиционера. Толпились и шли следом друзья арестованного. Впервые вижу такие наручники. Обручи на руках изготовлены из ленточного металла. Они черные и соединены между собой намертво тросиком…

В этот день милиция из колодца извлекла убитого коммерсанта М. Говорят, около восьми подростков от 14 до 18 лет сначала убили его, а потом бросили в колодец. Нашли преступников на другой день. Молодцы наши милиционеры. Но это слухи…

25 августа, воскресенье.

Вчера был иней. Сегодня - тоже. Бедные мои георгины… Иду, а они поникли. «Эх ты, разве не мог о нас позаботиться?» - будто казнят меня своим видом. Ночи стоят ясные. Растет луна.

27 августа, вторник.

Иду парком. Светло и тепло. Мысли о том, что перемену времени года чувствует и сердце. Оно утомилось. Осень умиротворит его своей новизной. Советский проспект пришел в движение. Люди неторопливы. Только футболисты на ровном поле у памятника воинам-освободителям тренируют свои, вообще-то, довольно слабые и белые ноги. Мяч явно для них тяжел.

28 августа, среда.

От Алексея Орлова (редактор местного радио, несколько лет тому назад умер) узнал, что рейсы самолетов «Як-40» «Вологда – Великий Устюг» отменяются. Сегодня последний полет.

30 августа, пятница.

Время увядает. Березы тоже. Они к тому же стареют. Под щетино-щеточной фабрикой желтеет сквер. Я помню их молодыми, свежими, зелеными. А теперь… Приходит время их срубить. В каком году это будет - не знаю. Должен распорядиться мэр, если только он к природе чуток. Но вряд ли?

Слушаю по «Маяку» песню со словами:

Согрей меня, согрей
Скорей, скорей, скорей,
Мне холодно, мне холодно,
Согрей меня, согрей…

Поет Аллегрова. Голос тревожен. Голос одинокой души. Есть в жизни любовь. И ее не погубят ни революции, ни войны.

31 августа, суббота.

До свидания, лето. До свидания. Стоит светлый и теплый день… Точно такой же, который мне помнится…

…Сижу я среди зрелого льняного поля. Звенят колокольчиками головки льна. Синеет небо… Веет ветерок. Было тогда мне три годика, не более.

Больше ничего не помнится: ни лицо матери, ни лица людей. Природа и родные места всегда божественны. Они постоянно в памяти.

Анатолий Мартюков

ПОДЕЛИТЕСЬ ЭТОЙ СТАТЬЕЙ С ДРУЗЬЯМИ:

У вас недостаточно прав для комментирования