Баннер
  • Устюжаночка г. Великий Устюг
  • Устюжаночка г. Великий Устюг

Устюжаночка в соцсетях

вконтактемой миродноклассникиfacebooktwitter
Баннер
Баннер

Регистрация/Вход

Архив газеты

Кто на сайте


СЕЙЧАС НА САЙТЕ:
  • посетителей: 17
  • роботов поисковиков: 3

Фото Великого Устюга

(0 Голосов)

ГеоргинДеревня с красным георгином,
Ты не кляни судьбу свою.
В твоем краю долготерпимом
Светло и тихо, как в раю…

В одном из далеких лет 197… года учительница одной великоустюгской сельской школы решила провести эксперимент. Учительницей она была творческой, свободомыслящей.

- Дети, - обратилась она к восьмиклассникам, - вы все знаете о том, что мы, взрослые, скоро будем выбирать наш местный сельский Совет. Интересно было бы знать, будь вы избирателями, кого бы избрал 8 «А» на пост главы сельсовета? Итак, небольшое, в одну страничку, сочинение…

Класс слегка и неровно задышал, стал переглядываться. Дети они, но уже и не совсем дети. Пятнадцатилетние граждане родного сельсовета и окрестных деревень.

Больше половины класса категорично заявили: «Кого угодно, только не нынешнего «Х».

- А что так? – спросила ребят разволнованная преподавательница.

- Мы же написали… Прочитайте еще раз…

Вот оно «общественное мнение» и мнение их родителей в зеркале детских душ. Для тех лет неожиданное, решительное, смелое.

Да, не все кандидаты, которые выдвигались тогда, становились депутатами. Хотя и тогда формализм выборов выглядел обыкновенным фарсом. Советы на местах теряли авторитет по причине их безвластия и отсутствия инициативы. Наконец, из-за потери доверия и связей с людьми.

- Нынче-то что? Разве не так, как раньше? – с каким-то заметным недовольством высказывалась жительница и избирательница Валентина.

- Главу выбираем… Сколько уже выбирали… Сколь всего наслушались. Сядет на выбранное место и тут же забудет свои обещания.

Тоже мне, «поселения» придумали. Спасти деревню… А она, моя деревня, стоит без окон, без дверей (по известной причине не могу назвать имя и ее сельского адреса).

Отвечаю, пытаясь смягчить «гнев» женщины:

- Так ведь сами виноваты. Власть, что в ее силах, старается помогать людям. А люди что? Один работает, другой ждет, когда магазин откроется…

- Магазин откроется? Как бы не так. Был магазин, да закрыли давно. За хлебом - то к соседям, то в город на автобусе…

- Видимо расходы на него большие? В убыток торговал…

Женщина собирала все, считала себя никому ненужной. Бранила больше свою местную власть.

- Мне, старой, отвели делянку. Иди, мол, и заготовляй свои дрова… Сколь душе надо… «В доме холодно?» – спрашивают.

Пригласила главу-то «погреться» в моем доме. Сказала приду… Некогда ей… вроде старается… Бегает к районному начальству. Просит помощи. А район-то – весь с трудом переживает этот самый мировой кризис.

Замечаю, и она меня понимает:

- Самим надо быть другими. В своих же домах и возле них что творится. Вот ваша большая деревня зарастает дикой травой… Под окнами крапива… Рамы много лет как в них солнце заглянуть боится. Пыльные и битые.

- У меня не так. Под моим окошком георгин растет… Красный… Было-то много… Дак пьяный А. на тракторе под окном-то проехал. На улице-то он бы забуксовал или в грязи утонул. Просили главу-то подсыпку сделать. Говорит, денег нет. А я отвечаю: «Дак ведь ямы-то не деньгами засыпают, а песком». Она мне: «Вот соберитесь и поработайте».

- Правильно говорит. Надо и самим людям для себя же что-то делать.

- В деревне-то почти одни пенсионеры. Что им с лопатами выходить? Больные да кривые, косые да хромые… Небось, перед выборами-то спохватилась. На днях два самосвала на улице-то гудели. С гравием… Жить осталось мало милой… больше бы о нас стариках заботы надо…

Она как-то неловко произнесла не обычное для нее слово «проявлять»…

- Ой, милой… Спасибо, слушаешь меня, некому все высказать-то. А душа-то она только с собой и поговорит, а больше горюет. Вот и думаю, пойду «голову»-то выбирать и подумаю. Могу и за другого выступить.

Есть такие, кому верить можно. Мне одно, что от Путина человек, что от Зюганова или Жириновского… Или просто от себя. И такие есть. Лишь бы он горячим в работе был. Лишь бы на стуле не сидел. К нам бы заглядывал. Да знал чего народу надо.

Хочешь скажу тебе за кого голосовать буду? Храню пока в себе. Он за нас, за пенсионеров… За деревню стоит…

Улыбнулся… Стал прощаться. Напоследок посоветовал женщине лучше питаться. Больше молочных продуктов иметь на столе.

А она:

- Где оно молоко-то. Во всей деревне всего три коровы…

Убеждаю, что придет праздник не только в ее деревню, и в каждый дом, но и ко всем людям и старых и новых деревень. А начинать надо с укрепления власти на местах. С работящих рук… С озабоченности…

Народ чувствует - борьба за теплые и удобные места на «стуле» идет всегда и всюду. Нынче она будет особенно острой. И по-черному, и по-белому. Избиратель, как бы он не был беден, остается в большой цене. Где его за деньги попытаются купить, где припугнуть постараются. Мол, знай, чем рискуешь…

Не верю, что такое возможно среди нас, устюжан. Убежден в том, что лучше ни от кого не зависеть – ни от того, кто сильнее нас, ни от того - кто слабее. Те и другие унизили бы себя, померкли бы сердцем. У любой власти должны быть чистыми руки и честный разум. Выигрывает тот, кто идет в люди и умеет убеждать. Который готов народу отдать все, что у него есть доброго. Готов послужить народу правдой своих устремлений – сделать, наконец, этот народ более счастливым.

Послесловие.

Да, многие-многие старые деревни ушли и не возродятся. Другие стойко держатся. Их надо спасать. Очередная смена власти на селе не может не задуматься. Люди в праве ждать лучшей участи своих родных поселений, чем та, что передана строками чуть ниже.

Деревня с красным георгином
У дома, что травой оброс,
Стоит одна среди долины
С одной телегой без колес.

Ах, кто бы знал ее начало…
Цвела… Но тут явился рок
Она звала! Она кричала!... -
Никто деревне не помог.

Анатолий МАРТЮКОВ

ПОДЕЛИТЕСЬ ЭТОЙ СТАТЬЕЙ С ДРУЗЬЯМИ:

У вас недостаточно прав для комментирования