Баннер
  • Устюжаночка г. Великий Устюг
  • Устюжаночка г. Великий Устюг

Устюжаночка в соцсетях

вконтактемой миродноклассникиfacebooktwitter
Баннер
Баннер

Регистрация/Вход

Архив газеты

Кто на сайте


СЕЙЧАС НА САЙТЕ:
  • посетителей: 4
  • роботов поисковиков: 3

Фото Великого Устюга

(0 Голосов)

Классический образ русской красавицы создавался и укреплялся в сознании многих поколений на фоне сельской природы. На фоне разноцветья нашей простой природы, меняющейся от зимы к весне, от лета к осени. Рисовалась её кроткая чувственность и неповторимые славянские черты.

Помните пушкинскую барышню-крестьянку? «Во всех ты, душечка, нарядах хороша…». Да, надо иметь особую стать и характер, чтобы на тебя посмотрели и сказали: «Посмотрел, промолвил: «Ох… Ох, влюбиться - не дай Бог».

В народе, в нашем простом народе, чувство любви не всегда удается идеализировать. Это в песнях, особенно вековой или полувековой давности, она часть от части возвышенна. Не потому ли женщины и мужчины в ослепительный миг собственного песнопения так самозабвенны и так чувственны. Выбирай любого и любую – любовь и верность на всю жизнь…

Даже под пьяную лавочку песенная любовь своей чистоты не теряет.

Смотрю на девочку лет десяти. Со сцены городского Дома Культуры ей бы не уходить никуда. Красуется, строит глазки и показывает, что она совершенна. Приходят на память слова: «И женственная грация души уже сквозит во всех её движениях».

Устюжанками, летами старше, их броской, по-летнему полуобнаженной внешностью можно было бы полюбоваться. Вот она – сама стройность, без тени кокетливости (не умеет). Своё божественное предназначение ею как бы ещё не усвоено. Курящая… Дымок в разрезах глаз...

- Не все курят! Разве похоже… Курила… давно живу без табака – откровенничает перед женщиной в летах молоденькая ученица политехнического техникума.

- На кого учишься? – любопытно спрашивает старшая.

- На артистку…

И громко смеется.

- Не дай Бог. Если бы в Великом Устюге на артистов учили, тогда бы весь город вверх дном перевернули. Из тебя продавец бы красивый вышел.

- Я и есть та самая.

Действительно социально-профессиональный «класс» работниц торговли всегда на виду. Словно для выбора невест. Не потому ли приезжие из больших городов назойливо всматриваются в девушек за прилавками. Всматриваются, и бывают случаи, когда одна и другая отправляются «дорогой любви» немыслимо счастливыми и в Питер, и в Москву. А то и дальше…

- У нас в Москве «выставки» красавиц за прилавками с другим смыслом. Улыбаются только тем, которые с толстым кошельком. А то как истуканши. Стоит этакая грация - подойти опасно. Руку на бедро, голову - влево и одно слово: «Проваливай» или «Отвали». А ведь девка - красота. Такими они становятся с 4-5 лет. Есть с кого пример брать… С бабушки, которая, кроме Москвы, нигде не бывала. С мамы, что в 30 и 40 лет дискотек не пропускает. Нет, настоящие русские красавицы рождаются и воспитываются в деревне.

Какой рассудительный москвич! Наше случайное знакомство произошло три года тому назад. И я вспомнил своих деревенских. Скромных, застенчивых и потому обаятельных девочек и девушек. Женщин – крестьянок…

 

***

В одном из магазинов Великого Устюга, встретив доверительный взгляд, спросил:

- А как вас зовут?

- Нина, - последовал ответ.

- Хорошее, красивое имя. Оно Вам к лицу…

Мне было двенадцать лет, когда девочка по имени Нина - наша деревенская (ей было 10 лет) подала мне записку. Как-то очень застенчиво посмотрела. Щечки её зарделись ярким румянцем. Взгляд… Взгляд своих глаз она тут же опустила. И медленно-медленно пошла к своему дому.

Записку я тут же прочитал:

«Я тебя люблю… Давно… а ты меня?».

На следующий день, в присутствии её сестры, я Нину отругал. А потом долго не хотел её видеть.

Многие годы спустя этой Нине я посветил стихи:

Не детство, а словно картина,
Но помню сильнее одно,
Когда третьеклассница Нина
Сказала, что любит давно…

Этот случай многое перевернул во мне. Я ещё долго «спал»… Но, «проснувшись», стал более осторожным и терпимым. Находясь постоянно в грубоватой на сей счет мужской среде, слышал и замечал (до сих пор) нецензурную лукавую пошлость своих друзей. Откровенную и грязную суть «не любви». Не любви, а совсем другого, циничного чувства…

Между тем, и в те далёкие годы деревенские парни не отличались культурой слова. Их откровенные пастушки под гармонь и пляску были, можно сказать, частенько омерзительны. Странное дело, их мало кто «слышал». Таких куплетов я перенял и запомнил множество. Запомнил на всю жизнь, но никогда ими не пользовался. Чувствовал стыд и отвращение.

Парни тех лет хороших советских песен не пели. Но песни о любви, однако, откуда-то являлись. Скорее всего, из кино. Их распространителями в записях и просветителями «хорошей и большой любви» были школьницы 5-7- классов.

Фильмы с песнями приходили в ниши деревни из района. Помнится, в 1948 году народ собрался в гумне. Был темный-темный августовский вечер. Где же ещё. Там места много… «Первая перчатка» - фильм приводил в чувство даже тех, которые, кроме хорошего мата, на другое не способны.

А тут нежный девичий голос заставил дрогнуть каждого:

С той поры, как мы увиделись с тобой,
В сердце радость и надежду я ношу,
По-другому и живу я, и дышу,
С той поры, как мы увиделись с тобой.

Милый друг, наконец-то мы вместе,
Ты плыви, наша лодка, плыви!
Сердцу хочется ласковой песни,
И хорошей большой любви…

Почему-то я сразу перенял и слова, и мелодию. Делаю уроки и пою.

- Ну-ка, как там про сердце-то, - прислушавшись, спросила божатка Павла Алексеевна (моя мачеха)… Стесняясь, я повторил… Через некоторое время я спел ей все куплеты. Слушала она очень внимательно. Правда, бабушка Анна, её мать, и многие женщины по праздникам и за столом распевали «Златые горы». Но здесь все было по-другому. От души и с любовью. Романтический образ свободной в любви девушки Марии вот уже больше века волнует наших женщин. Про «возлюбленную пару», которая «всю ночь гуляла до утра», знает весь мир.

- А у тебя девушка есть? Хоть бы карточку показал, - расспрашивала меня божатка, когда я вернулся в отчий дом после учебы в ремесленном училище. - Ах, ведь у тебя Градька - дочка кузнеца… Красивая, веселая…

И как-то странно божатка улыбнулась:

- Смотри, не обманись…

Вечером мы с Градькой бежали по тропинке в поле на реку. Я разделся и «бух» в воду. Она сидела у стога сена и смотрела… Руки на коленках… Волосы распущены. Смеялась, что залез, вообще-то, в холодную воду.

Я уже тогда понимал, что любви без присутствия природы не бывает. Вот почему где звучит красивое слово «любовь», там и с природой что-то происходит. Девушка, которая расчетлива, любоваться ею и сильно переживать в разлуке, не будет. Особая деревенская, изолированная от «мира сего» атмосфера жизни, только она может созидать шедевры женской красоты. Красоты русской…

Вешним утром окроплён,
Прорастает в поле лен.
Ходит по полю девчонка,
Та, в чьи косы я влюблен.

 

***

Вот видите, песня…

Говорю о женской красоте, не о той, броской. Она ничто по сравнению с тайнами обаяния. С умением хранить себя и оберегать свои девичьи тайны. Приходится жалеть тех устюжанок, которые их теряют. Так что же было с Градькой потом? Она свихнулась. Потеряла себя в Ленинграде, куда устремилась искать для себя большую любовь. Годы спустя после многих встреч и разлук я нашел ту самую - обаятельную и застенчивую… такой она остается до сих пор.

Жаль, страничка кончилась. Сколько было историй со мной и моими друзьями. Весьма поучительных.

Анатолий Мартюков

ПОДЕЛИТЕСЬ ЭТОЙ СТАТЬЕЙ С ДРУЗЬЯМИ:

У вас недостаточно прав для комментирования