Баннер
  • Устюжаночка г. Великий Устюг
  • Устюжаночка г. Великий Устюг

Устюжаночка в соцсетях

вконтактемой миродноклассникиfacebooktwitter
Баннер
Баннер

Регистрация/Вход

Архив газеты

Кто на сайте


СЕЙЧАС НА САЙТЕ:
  • посетителей: 4
  • роботов поисковиков: 3

Фото Великого Устюга

(1 Проголосовало)

Солдат вернулся с войныВ последнем апрельском номере «Устюжаночки» была опубликована корреспонденция Анатолия Мартюкова о его детских впечатлениях начала Великой Отечественной Войны. Что видел и слышал, что пережил сам, и как всё это отражалось на его личной, и вообще на судьбе людей был его рассказ.

Сегодня мы публикуем ту же житейскую суть простых людей, когда война закончилась, когда автор заметок одиннадцатилетним мальчиком вернулся в отчий дом из детского дома села Никольского (известного устюжанам по поэту Николаю Рубцову и воспоминаниям Анатолия Мартюкова).

 


***

В памятном стихотворении Н.Рубцова «Детство» есть такие строки:

Когда раздался праведный салют,
Когда прошла военная морока,
И нам подъём объявлен был до срока,
И все кричали: - Гитлеру капут!

 

***

Можно было бы заметить, что «праведный салют» никто из детей не слышал, они его ощутили сердцем… Да, была радость, был подъём неведомых душевных сил. Однако многие воспитанники знали, что для них «война не кончилась». Им оставаться - в детском доме…

Однажды воспитательница Антонина Михайловна сказала мне:

- Твой отец здесь уже был. Постоял у кровати, посмотрел, прослезился… Будить не решился… Пусть, мол, утром в деревню прибежит…

Трудно представить как забилось моё сердце, когда мы встретились и обнялись…

- Хочу домой… - утирая слёзы, говорил я отцу.

- Ты будешь дома. Но пока дома у нас нет. Потерпи… А этот дом дяди Ивана. Он погиб, и не вернётся…

Да, наше маленькое Галкино и все деревни по берегам реки Толшмы праздновали Великую Победу. Что говорить, остывшие, измученные сердца женщин стали оттаивать. Даже у тех, которые так и останутся вдовами навсегда. Но в тот день они оставили плуги в бороздах, не вымытыми подойники, не прибранными избы и собрались все вместе.

Ни речей, ни возгласов. Слёзы, затуманенные глаза у одних, искорки счастья у тех, которые не напрасно ждали…

Первым в деревню вернулся Сергей (мой отец). И мало кто ему завидовал – ни дома, ни жены. Наверное, в тайне иные женщины делали на него виды. Потом он мне скажет: «Никто другой нам не нужен. Останусь у Павлы Алексеевны. Брат Иван, жди не жди, не вернётся. А она добрая. Матерью хорошей для тебя будет. С Сашей, её сыном, подружитесь…».

Вторым с войны вернулся Василий Иванович. Улыбался всем женщинам и был таким же неловким, как и до войны. Бабы пристально на него смотрели. Его Мария все эти военные годы почти что жила с бригадиром Александром Ивановичем Мартюковым. Стерва - баба… Неконфликтный фронтовик Василий пожил с нею месяц. Ни брани, ни упрёков. Гнев жил в сердце. И однажды неведомо куда из деревни исчез. Александр Иванович тут и был. Оставил свою жену и поселился у Марии.

Пришёл с фронта дядя Андрей, и та же проблема с женой. Она ещё раньше оставила его детей, ушла куда-то…

Самым молодым фронтовиком, при офицерских погонах, явился в деревню Александр Михайлович Мартюков. Он шёл радостный, являл себя победителем, всем махал правой рукой. Левой - вел трофейный велосипед… Его жена, Лидия Кельсиевна, с тремя детьми встречала дорогого мужа у крыльца. Они обнялись… Лидия была верной женой.

Война томила женщин. Долгие трудные годы не делали женщин героинями. Иные не выдерживали одиночества. Но кто теперь осудит их безволие или слабость духа. Война была жестокой и в тылу. Непосильная работа, жизнь впроголодь, отчаянье отнимали последние силы.

Красивой довоенной парой были Александра Михайловна и Александр Александрович Нечаевы. Разлучила война. К статной бабёнке стал присматриваться председатель колхоза Андрей Семёнович Сивцев. Взгляды осуждений со стороны людей не действовали. Председатель ходил к ней открыто. Муж вернулся невредимым, с боевыми наградами. Пожил с неверной женщиной, потом нашёл другую. Такие раны у мужчин не заживают никогда.

Великая Победа считала бы подобное мелочами жизни. На фоне всенародного ликования и громких слов о подвиге советского народа мало кто замечал сиротские судьбы мальчиков и девочек, рано ставших серьёзными... Дети переживут все, скорее взрослых забудут утраты. Их отцы не вернулись. Мои деревенские одногодки - Серёжа, Веня, Валя, Паня, Толя, Володя, Юра, Лёня, Гриша, - привыкли жить без отцовских забот. С матерями всё-таки их горестные дни уходили всё дальше.

Никогда не забуду девочку Шуру Мартюкову. С «Девочкой на шаре» сравнивал я её хрупкую и светлую натуру в одном из своих рассказов. В свои одиннадцать-двенадцать лет мы, «по-деревенски» жалели друг друга, т.е. нравились, она мне, я - ей. У Шуры особенная предвоенная и послевоенная судьба. Её мама Лидия Александровна Мартюкова слыла среди многих женщин красавицей. Получилось так, что девочка появилась на свет у одинокой её матери в девичестве. То-то Шуру могли обидеть словом…

Однажды, когда мы играли в её доме, Лидия Александровна громко постучала по стеклу рамы. Был июнь…

Женщина заволновалась и сказала:

- Шура, к нам сейчас зайдёт твой отец…

Я выглянул в окно и увидел двух статных не по-деревенски, мужчин. Они были в голубых костюмах и при галстуках.

Шура будто оцепенела. Разрумянилась. Дар речи потеряла.

-Мой папа? - волнуясь спросила она.

Мужчины вошли…

Лидия Александровна, придя в себя, тихо произнесла:

- Это - Шура, Александр Александрович. Александра Александровна… Твоя дочь…

И я стал свидетелем того, что у Шуры объявился отец. Самый лучший… Самый красивый…

Это был Герой Советского Союза Игошев Александр Александрович. На его груди светилась Золотая Звезда Героя. Что было потом, через годы, я не знаю. Шура закончила семилетку и уехала в Ленинград. Возможно, её пригласил отец.

- Где Шура? - спустя годы спросил я её мать.

- Не знаю… Потерялась…

Неожиданный ответ о судьбе девочки поразил меня больше всего.

Лидия Александровна после войны родила ещё двух девочек. Вскоре вышла замуж за фронтовика из села Никольского, родила ещё одну девочку. Это были шестидесятые годы…

 

***

Судьба, в то время, как могла, играла с человеком.

Вот ещё один фронтовик, Виталий Мартюков, вернулся в деревню. Опаленный войной в самом прямом смысле, танкист не казался замкнутым. Он рассказывал, как горел в танке и его, потерявшего сознание, подобрали враги, поместили в госпиталь. Освободили американцы. Вернулся домой, в семью. Радовалась жена, две дочери. Он стал работать продавцом в магазине.

Однажды зимой за ним приехали на санях два милиционера. Увезли… Больше о нём никто ничего не слышал. Жена с горя умерла. Дочери оказались в детском доме.

 

***

Вот, великая война… Великая Победа. Народ пережил то и другое. Если бы не война, как счастливо жили бы наши люди. Но снаряды и пули все эти годы свистели в нашей памяти. Что-то вставало из пела, что-то рушилось. Для другого не хватило сил, чтобы сохранить созданное в веках руками народа.

Сегодня мы видим последних фронтовиков. Смотрят они с экранов «ТВ». Счастливыми? Такими они когда-то были. Наши освободители, бывает, плачут… Плачут от радости, наконец-то получили квартиру. Плачут от бессилия и досады, что до сих пор живут в ветхих избах…

Счастливая жизнь солдат Великой Отечественной Войны, вдохновенный её образ звучал и тогда, в 1945…

Мы тебе колхозом дом построим,
Чтобы было видно по всему:
Здесь живёт семья российского героя,
Грудью защищавшего страну…

Да, умели тогда поэты представить себе что-то виртуальное, как настоящее. В стихах и песнях…

Анатолий Мартюков

ПОДЕЛИТЕСЬ ЭТОЙ СТАТЬЕЙ С ДРУЗЬЯМИ:

У вас недостаточно прав для комментирования