Баннер
  • Устюжаночка г. Великий Устюг
  • Устюжаночка г. Великий Устюг

Устюжаночка в соцсетях

вконтактемой миродноклассникиfacebooktwitter
Баннер
Баннер

Регистрация/Вход

Архив газеты

Кто на сайте


СЕЙЧАС НА САЙТЕ:
  • посетителей: 5
  • роботов поисковиков: 5

Фото Великого Устюга

(1 Проголосовало)

 Пишу письмо перед началом боя,
Заговорят орудия сейчас,
И может быть, на солнце золотое
Сегодня я гляжу в последний раз.

Но я пойду, уверенный в победе,
Расстреливать без промаха врага.
Коль сам погибну - живы будут дети,
Моя отчизна будет жить века.

Фатих Карим
Погиб на подступах к Кенигсбергу в феврале 1945 года.


***

Рыжая корова с загнувшимися кверху рогами натягивала цепь, пытаясь дотянуться до хозяйки. Доярка то и дело отмахивалась от шершавого языка. Вечерняя дойка заканчивалась. Оставалось подоить еще одну черную с белым пятном во лбу корову по кличке «Звездочка». «Война, Веюшка, началась.... Германец на нас напал. Коля ладит в военкомат идти, ты уж поторопись домой-то» - услыхала она рядом взволнованный голос свекрови Ульяны Артемьевны. На какой-то миг в глазах молодой женщины потемнело, руки перестали слушаться. Ведро с пенным, парным молоком со звоном падает на пол. Белое молоко стекает в желоб и, перемешавшись с жижей и навозом, становится бурым.

Закончив дойку, не чуя под собой ног, бежит она домой. В висках стучит одно: только слово «Война...». А еще вчера вечером они с мужем полоскали белье на речке. И

она, набрав пригоршню холодной, чистой воды лесной речушки, плескала его. Капли

стекали с загорелого лица, пятнами растекались по рубашке. А он, улучив момент,

подхватил молодую жену на руки и посадил на плоский камень, торчащий из воды,

замочив широкий подол ее платья. Мокрые и счастливые, шли они домой по цветистому лугу. Воздух полнился терпким запахом черемухи. И хоть была она на два года старше Николая, все же из всех девчат он выбрал ее, голубоглазую девушку с таким.

удивительным именем Веринея...

Сборы были недолгими. Николай знал, что нужно взять в дорогу, т.к. прошел уже финскую войну. Поцеловал трехмесячную, спавшую в зыбке дочку, обнял на прощание мать и жену со словами «Дочку берегите» и ушел.... Письма приходили редко. Шли тяжелые оборонительные бои.

Одного за другим проводила Веринея на фронт своих младших братьев - Павла и Константина. Их семью раскулачили. Веринее было всего 15 лет, когда умерли родители, оставив ей заботу о братьях. От Павла так и не пришло ни одного письма - сразу принесли похоронку: эшелон, в котором он ехал на фронт, попал под бомбежку. Константин воевал и слал сестре теплые письма. Жизнь второго брата оборвалась под Курском.

В редкие минуты отдыха Николай писал домой. Жена писала чаще, иногда обводя на бумаге маленькую ладошку дочки. Однажды муж написал ей, что ранен, находится в госпитале и к нему можно приехать. Отпросившись на работе, Вея, как все называли ее в деревне, собралась ехать, благо железная дорога была всего в 12 км от дома. На одной из станций какой-то военный предупредил, что дальше ехать опасно, кругом немцы. Пришлось вернуться обратно.

Тяжелая работа доярки отнимала много сил и времени. Зимним вечером, при свете керосиновой лампы шила она рукавицы для фронта.

В деревню привезли беженцев - поляков. Разместили по всем домам. Эвакуированные, как и жители деревни, работали в колхозе, помогали вести домашнее хозяйство. Общая беда сближает. Сдружились. Стали жить одной большой семьей.

Подрастала маленькая Валюта. Принесенные почтальоном треугольнички стала называть «папа». Николай писал, что они идут в наступление и что победа не за горами. В одном из писем он сообщил, что примерно такого-то числа их повезут через нашу станцию Вожега на Север. Двое суток ждала Веринея солдатский эшелон. Встретились.

Поезд остановился на несколько минут. Она проводила его до Коноши, два часа ехала с ним в вагоне, а потом вернулась обратно. «Свидимся ли» - на глаза ее навернулись слезы. «Обязательно, свидимся, теперь у нас такая силища, что скоро конец войне», - успокаивал её муж нежно, обнимая и целуя на прощание.

Снова со страхом и надеждой ждала Веринея подходившую к дому почтальоншу.

Какое-то время писем не было. Но вот снова долгожданный треугольник. Николай писал, что он в госпитале, тяжелая контузия, множество осколочных ранений, но руки и ноги целы, так что еще повоюет.

Позже он расскажет жене, как получил второе ранение. Сидел в блиндаже, заполнял наградные листы (был он в то время старшиной разведки), и вдруг прямое попадание снаряда в блиндаж. Из находившихся в нем выжили двое.

Доктора убрали из тела Николая множество осколков, но пять, которые застряли глубоко в груди, так и остались в нем. Закончилась война. Как коммунист, он был направлен на стройку в Петрозаводск, поэтому домой пришел спустя год после Победы с заслуженными орденами и медалями. Снова, как и до войны, стал работать счетоводом в колхозе. И тут, как грибки после дождя, один за другим стали появляться дети. Коля, Тамара, Таня, Нина.

Таня уже ходила, но вдруг тяжело заболела скарлатиной. Врачи спасли, а спустя какое-то время у нее полностью отказали обе ножки. Веринея думала, что дочка больше никогда не будет ходить. Николай верил и все свое свободное время проводил с дочкой, разрабатывая ей ножки. Брал под мышку и раскачивал, чтоб они двигались, растирал, делал травяные компрессы и ванны. Чудо свершилось - Таня снова стала ходить.

Война уходила в прошлое, а осколки в груди Николая все чаще и чаще стали напоминать о себе. Врачи районной поликлиники дали направление в Вологду на операцию. Николай не хотел ехать, упирался, но жена настояла и сама отвезла его в больницу.

Через двое суток он стоял на пороге родного дома: «Ты уж прости, Виренея, не могу я вот так сам по доброй воле под нож лечь, вдруг зарежут, а у нас вон детей «целая груда». Куда ты с ними одна-то», - уговаривал он встревоженную жену.

Подбежала маленькая Танюша, отец взял ее на руки: «Вот об этих осколках болит душа моя, а не о тех, которые в груди. Жил же я с ними столько лет и еще поживу, поболят, походят да и улягутся».

Нe улеглись.... Вскоре Николая не стало. После похорон сына и до того плохо видевшая Ульяна Артемовна совсем ослепла.

Забота о детях, работа, ведение домашнего хозяйства - все легло на хрупкие вдовьи плечи. Как и прежде, продолжала Веринея работать на ферме дояркой.

Шли годы.

...Однажды Веринея спешила на ферму. Вот-вот должна растелиться маленькая чернопестрая нетель по кличке Зорька. Которая была оставлена во дворе, а не отпущена с другими коровами на пастбище.

«Как быстро летит время», - думала Веринея. Валя совсем самостоятельная стала - работает в райцентре на стройке. Колька, хоть и пришел вчера поздно с рыбалки, утром поднялся рано и ушел с топором в лес «олешняг сечь». Надо бы лошадь у бригадира попросить, чтоб вывезти дрова из леса. Тамара аккуратная и не по годам рассудительная - незаменимая помощница по хозяйству. За младшими присмотреть тоже ее обязанность. Вот и Таня нынче в школу пойдет, а от отца трехлетней осталась, Нина и того меньше - годовая.

Вспомнив младших дочерей, Веринея встревоженно взглянула на надвигающуюся большую, синюю тучу. «Как пить дать под дождь попадут, ушли за земляникой, и все нету».

Зорька лежала на боку, а, увидев хозяйку, жалобно замычала. «Ну, давай милая, старайся», - подпихнув под коровий хвост охапку соломы, просила ее доярка. Когда показались маленькие копытца, она умело ухватила их обеими руками и со следующей коровьей потугой с силой потащила на себя.

Ну, вот и все, Слава Богу - бычок, какой богатырь, пуда на два будет» - отметила она про себя.

«Мама, мама, - вдруг услыхала она за спиной, - Мы увидели, что ты на ферму идешь, и тоже сюда побежали. Ой! Какой хорошенький!». Девочки присели возле новорожденного и стали гладить его по мокрой мордашке.

- Мама, посмотри, сколько мы ягод набрали! - Нина протянула матери литровую набирушку, наполовину заполненную спелой земляникой.

- Завтра мы еще пойдем за ягодами, - добавила Таня

- Помощницы вы мои, - Веринея крепко обняла дочек и прижала к себе. - Какие большие стали! Был бы жив отец, вот бы порадовался!

Зорька облизывала новорожденного. Теленок пытался подняться, но при каждом прикосновении матери плюхался обратно в солому. Веринея облегченно вздохнула: «Ну вот и все, можно домой идти».

Гроза прекратилась. Снова ярко светило солнце. Рассыпавшись на множество мельчайших осколков, оно было повсюду - сверкало позолотой в траве, бусинками стекало с листвы деревьев, плескалось в придорожных лужах. Босоногие дочки, приподняв подолы платьицев, бежали впереди матери по солнечным лужам, навстречу новому, светлому дню.

Мама, Белозерова Веринея Алексеевна, награждена медалью за доблестный труд в годы ВОВ, медалью материнства, медалью Ветеран труда и юбилейными медалями.

Татьяна Ядрихинская

ПОДЕЛИТЕСЬ ЭТОЙ СТАТЬЕЙ С ДРУЗЬЯМИ:

У вас недостаточно прав для комментирования