Баннер
  • Устюжаночка г. Великий Устюг
  • Устюжаночка г. Великий Устюг

Устюжаночка в соцсетях

вконтактемой миродноклассникиfacebooktwitter
Баннер
Баннер

Регистрация/Вход

Архив газеты

Кто на сайте


СЕЙЧАС НА САЙТЕ:
  • посетителей: 5
  • роботов поисковиков: 4

Фото Великого Устюга

(0 Голосов)

сквер«В темной роще на зеленых елях
Золотятся листья вялых ив…»

Это Сергей Есенин. Вы, читатель, чувствуете печаль поэта? Всего две строки - целая картина одного из мгновений поздней осени. Пусть не всех тревожит приход туманной поры, но многие из вас чувствуют перепутье ощущений. Да и самой жизни. Кто-то скажет: все самое трудное уже позади - и бесплодное лето, и тяготы ожиданий худшего из ожиданий.

Октябрь нормализует, октябрь дает шанс передохнуть и перестроить свои мысли на позитив.

Вот как встречал октябрь автор неформального дневника от 1997 года:

1 октября. Среда.

Как быстро надвигаются сумерки, как долго не наступает рассвет. Просыпаюсь и вижу тяжелую туманную даль. Тяжелую от сырости земли и низких облачных небес. Потом начинают медленно выступать краски осени. Желтые, багряные, темные. И взор становится яснее. Россия в утренней мгле. Это осень моей земли и Родины. И я с ними…

Пожилые люди тешат себя праздником. Им улыбаются и называют «дорогими». Не думаю, что от всей души. Дорогими они когда-то были, да и то для самых близких людей.

Ольга Чернорицкая читает мне свою статью. Мысли умные, слова точные. Так могут только поэты. И я подумал: а ведь она могла бы стать неплохим редактором газеты. Но ей не пробиться. «Наши» её не восприняли…

2 октября. Четверг.

Времени 15:40. Зашла П. после занятий в школе искусств. Поиграла - пряталась от меня. Потом вылезла из-под стола - вся в песке и пыли. Сокрушенно сообщила, что получила «тройку».

Потом явилась Л. - у неё умерла свекровь в больнице - 75 лет. Л. переживает и снова плачет. Доброй была её свекровь.

Продолжаю рассматривать фотографии моих родных мест. Вот река Толшма… место, где я впервые вошёл в её светлые воды. Помню, как страшился бегущей воды. Видел вербы. В воде качались и зеленели травинки.

4 октября. Суббота.

Горестный день. Умерла сестра Вера. Сообщила об этом её дочь Нина. Скорбь мучит меня и мучит. Остаюсь в этом мире без родного порога на своей земле. Она всегда меня ждала, была заботлива и милосердна.

2 октября в газете «Зеркало» была напечатана моя статья «Отсвет ночной звезды», где речь идет о семье Веры, её муже Льве Николаевиче и судьбе всех пяти её дочерей. Вера не успела прочитать статью…

7 октября. Вторник.

Про себя отмечаю очередную 43-ю годовщину призыва в армию и смотрю на погоду. Тогда был тихий, серенький, но теплый день. Сегодня на рассвете я увидел дождь со снегом. Деревья ещё желты, а тогда все было голым.

Ольга Чернорицкая явилась сегодня развеселой. Мол, моя депрессия длится не более 3 дней (У неё был повод для уныния. Обострилась проблема со школьником-сыном. Его побили, и врач поставил диагноз: сотрясение мозга. Но будто бы под давлением неких неустойчивых сил, прежний диагноз был снят).

8 октября. Среда.

Казалось бы, наступил день мира… Но утром появилась новая обеспокоенность. Закрылись грязовецкая и сокольская районные газеты. Нет денег платить типографии. О, как было бы плохо, случись это с «Советской мыслью». Не было бы большего позора для местной власти.

И новое «ЧП». Пришла ко мне с письмом в редакцию Е. У неё избили в школе дочь - шестиклассницу. Стала разбираться. И вот поздно вечером к дому Е. подъехала машина марки «Форд». Это были родители мальчика, от которого (по словам Е.) пострадала девочка. Оказалось, приехали не извиняться, а стали угрожать, если Е. будет «рыпаться»… «Но хуже всего, - возмущается Е., - в милиции меня не захотели слушать…».

9 октября. Четверг.

Сосредотачиваюсь на образе сестры Веры. Вспоминаю давнее-давнее… Мы сидим с нею за деревней у изгороди на цветущей лужайке. Вокруг нас лютики, фиалки, купальницы, коричневый гравилат. Много июньского света и пахучего воздуха. Вера неожиданно для меня вдруг расчувствовалась по-детски, нарвала много лютиков и стала связывать венок-шапочку на мне, потом - на себе. Мы смеялись. Мы чувствовали какую-то особую радость быть вместе.

14 октября. Вторник.

Покров Пресвятой Богородицы. Что я чувствую в этот день? Покой мыслей исходит как будто из мрака осени. Из дождей, которые льют и льют. Моё окно приоткрыто - слышу, как шумит поток с крыши. Вода чиста - прозрачна.

Видел чудный сон. На моих руках маленькая-маленькая девочка. Ребенок. Мой. Большая толпа людей теснит нас, мы куда-то спешим. Меня мучают воображаемые трудности пути. Кладу ребенка на кровать… Приходят люди и требуют убираться с кровати. Она уже продана… Забираю девочку - беру её на руки и прижимаю к груди. Вхожу с ребенком снова в немилосердную толпу.

… Что бы это значило? - спрашиваю утром Т. Она не знает. А я «догадываюсь», это аллергия жизни.

16 октября. Четверг.

Как непредсказуем каждый новый день жизни! Он то поможет встретиться, то разлучит навеки.

Знакомый поэт при встрече подает мне руку. И давай «душить» меня своими стихами.

- Как? - спрашивает он. - Только начистоту. Меня везде принимают аплодисментами, улыбаются в ответ. А ты что скажешь?

Я сказал, как думал, вежливо и честно:

- Нет образа… Нет метафоры и т.д. Стихи, но не поэзия.

Он настоял на том, чтобы я прочёл что-то своё «с образом, с метафорой…»

Вот те стихи: 

Гоняет ветер листья по двору,
Качает перепутанные тени.
Березы, как пятнистые олени,
Настороженно встали на ветру.

Оленье стадо - Будто наяву…
Смотрю и не могу я надивиться,
Их молодые черные копытца
Примяли всюду желтую траву.

Когда в реке утонут берега
И поздний ветер В окнах будет биться,
Я буду спать и мне должны присниться
Оленей тех ветвистые рога.


- Октября…? - сказал он. И признал, что красиво. При этом печально вздохнул. Сказал, что зайдет в редакцию…

(С той поры я его не видел).

18 октября. Суббота.

Подъехал на велосипеде к даче. Свет в глазах померк. Снова воры, снова мерзавцы. Дверь настежь. Украли, однако, одну веревку с качелей. Дверь была открыта пинком сапога. Сломан внутренний замок. Разбросаны вещи, разбита ваза. Вор прошёлся сквозь штакетник, выбивая сапогом заграждения. У соседей картина та же.

21 октября. Вторник.

Опять дивный сон. Приснилось солнце. Оно слепило. Оно лежало под окном моего дома на земле. Я был в восторге и кричал: Смотрите! Солнце!... Какое-то мгновение оно золотисто сияло лучами, и сходящими из круга, потом покатилось вдоль стены. И во мраке ночи исчезло.

Про себя я думал: вот и встретился, был рядом с солнцем. А может, это был НЛО, в существование которого я не верил?

(Записи в октябре не кончились, а места на странице уже нет).

Анатолий Мартюков

ПОДЕЛИТЕСЬ ЭТОЙ СТАТЬЕЙ С ДРУЗЬЯМИ:

У вас недостаточно прав для комментирования