Баннер
  • Устюжаночка г. Великий Устюг
  • Устюжаночка г. Великий Устюг

Устюжаночка в соцсетях

вконтактемой миродноклассникиfacebooktwitter
Баннер
Баннер

Регистрация/Вход

Архив газеты

Кто на сайте


СЕЙЧАС НА САЙТЕ:
  • посетителей: 5
  • роботов поисковиков: 4

Фото Великого Устюга

(1 Проголосовало)

берег реки ЮгКогда говорят о большой Родине с большой буквы, нам представляется страна Россия. Представляется виртуально, т.е. мы её только воображаем. Пытаемся внушить себе всё то, что о ней слышим или видим в картинках, которые мелькают на экранах телевизоров.

Страна родная, но всё равно не то, что пишется с буквы маленькой. Наши родимые места. Те, что нас родили и открыли глаза, дали возможность ощутить их просторы и запахи, почувствовать связи со всем миром, но остаться единственными и кровными, без которых была бы и жизнь не мила.

Настоящая Россия - это не большие безликие города, а земля, по которой текут реки, где много лесов и полей. А посреди них - сёла и деревни. Люди, почти каждого из которых знаешь в лицо.

Примерно так и об этом мне говорил житель Усть-Алексеева Валентин И. Он рассказывал о своей непростой судьбе. Его родителям и самому ему живется «ни богато, ни бедно». Можно было бы и лучше, если перебраться на житье туда, где люди зарабатывают больше. Но здесь его корни и «чудная» река Юг.

- Выйдешь на берег, оглядишься вдаль и вширь - всё моё, как дар матери родной… Сам-то я родом из другого места. Он указал в сторону другого берега. В сторону кустистых ивняков, за которыми виднелись луга.

Была деревня, да теперь одно пустое место.

Он живет с мечтой детства: возродить свою деревню. И она, мечта, никак не умирает, хотя ему уже за… Много лет Валентину.

- В 1992 году, когда в Сбербанке по вкладам давали большие проценты, а в «Тибете» - до тысячи, я долго размышлял. Было у меня 500 рублей… Вот и думаю: через 2-3 года будут миллиарды. Вернусь на то голое место, построю дом себе, а потом - любому, кто вернется. Не пожалел бы денег… Жаль, что с миллиардом не получилось. Пропали и те 500 рублей. А ведь в нынешних-то городах основной житель - деревенский. Пристроились, красивую жизнь наладили… Есть среди них и богатые. Знаю, мало кого тянет вернуться в деревню. Совсем мало…

Давний разговор с патриотом, жителем Усть-Алексеевского поселения, остался в памяти навсегда. Этот человек - один из тех, кто обязательно вернулся бы на свою родину, будь он городским. Он собрал бы последние силы, чтобы умереть именно там…

Непостижимое человеческое чувство земли, где родился. Когда-то оно было сильнее, чем в наши дни. Неужели причина только в том, что народ стал образованнее, а потому холоднее и бесчувственнее?

- Родная деревня? Кому родная? Если только советской власти, которая об этом твердила всегда, а сама первой нас оставила. Понастроила двухэтажных общежитий - для деревенских-то людей… Вон они догнивают. Чтобы человек жил и радовался, ему свой домик нужен. Как нынешние, что под Вологдой строятся, - смотрела по телевизору. Губернатор Позгалев понял, что и жителям села нужны удобства. Тогда из такой деревни калачом не выманишь. Вот бы наше устюгское начальство тоже так думало и делало… Сказывают, устюжане села - лучшие в области. Привесы, надои молока самые высокие, лён у нас хорошо растет. А в каких домах, спрашивается, живут передовики? В старых, изношенных…

Этот отклик уже другого порядка. Думаю, что женщина говорила правильно, строго судила.

- Как Вас зовут? – спросил.

- Не скажу! – резко ответила.

Замечаю: смелости прямо высказаться у людей всё еще не появилось. Вернее сказать, - скажут, но имя своё не назовут.

Но речь я веду не о том, чем сегодня можно заманить человека на житье в деревню. Говорю о природном - о чувстве, которое всегда было обостренным только у русского человека. Говорю о «дыме Отечества», который «сладок и приятен».

Болезненнее разлуку с родными местами, замечено, переживали наши вологодские мужчины. Не с городом, а с деревней. Не потому ли, что их «увозили» всегда далеко, надолго или навсегда?

Скоро-скоро я уеду,
Бедная головушка.
Повезут - так и прощай,
Родимая сторонушка.

Слезы расставания всегда были солоны, глаза печальны. Провожали их женщины. Эшелоны мужчин, семьи осиротевших женщин и детей…

Эта большая, глубокая от природы нравственная сторона переживаний жила в генах. Она живет и сегодня, но уже ослаблена - по той простой причине, что в детях с рождения стали воспитывать неприязненное отношение к жизни в бревенчатом деревенском доме без судьбы. Хотя в душе, еще детской, неизвестно, что творится!

«Поезжай, сынок! Счастливого пути, доченька!» - напутствуют родители, а у самих, наверняка, камень на сердце. Воспитание чувств на их преодоление перешло в техногенное.

Проблемы уехать почти нет, есть проблема вернуться. Не старым, истосковавшимся, а молодым, полным сил человеком.

По областному ТВ в начале июня был показан праздничный парад студентов Вологодской молочной академии в честь 100-летия со дня её образования. Дело не в демонстрации нарядных и счастливых молодых людей, а в том, как уверенно они говорили о возвращении в село - в своё, родное. Удивили. Они уверены в себе и в том, что иной судьбы им и не надо. Хотелось воскликнуть: «Кто сказал, что деревня потеряна?! Кто это выдумал, друг?». Это если по Рубцову. Но проза жизни - это не возвышенные обещания и не вознаграждения.

Наверняка среди этих патриотов, пока ещё студентов, есть и устюжане. Если так, то камушек с горки повлечет за собой и другие. Сегодня так не хватает веры в подъем сельского хозяйства. Чтобы, кроме предприятия «Устюгмолоко», подобравшего ослабленные фермы, было и что-то другое.

Но мне было бы интересно встретить человека со страдающим от разлуки с родными местами сердцем. Вот он, как герой одного из рассказов Василия Белова, преодолев многое на своем жизненном пути и преграды по дороге к дому, наконец, достигает своей цели. Полагая, что в его деревне всё еще живут родные люди, он видит… Он никого и ничего не видит, кроме мрака, тишины и пустоты. В его глазах не досада, а отчаяние и печаль. Почему-то на самом берегу реки стоит одна сторона кросна [народный ткацкий станок]. Высокие её очертания и забытость поражают своей неестественностью…

Так вот, есть ли такие люди в нашей жизни? Не видел, не встречал, не ведаю. Но памятники таких деревень - а их множество - у нас всюду. С тополями, колодцами, родниками. С цветущими по весне черемухами и рябинами…

Как-то в маршрутном автобусе на Красавино молодая женщина, подавая деньги шоферу, произнесла:

- Мне до Гришина…

Я знал, что местечко Гришино находится в семи километрах от Великого Устюга. Домов там - ни одного, но о том, что здесь жили люди, говорит многое, хотя бы само название.

- Ваша родина? - спрашиваю с любопытством.

- Не-е, по ягоды я. Все туда ездят - кто за черникой, кто за шиповником…

В следующий раз навестил Гришино и я. У отворотки дороги - высокий-превысокий тополь в окружении поросли. Наверное, здесь стоял дом - вон крапивы сколько! Но всего удивительнее было то, что среди густых зарослей цветущих одуванчиков я услышал журчание воды. Это был родничок - когда-то ухоженный, когда-то обласканный деревенскими людьми. Плахи вокруг почти сгнили. Но родничок звал к себе - звал тех, кто слышит, кому следовало бы освежиться, а может быть, и испить этой свежей родниковой водицы. Но к нему не было следов. Не думаю, что в чьей-то памяти он еще живет, но кто знает…

Нет Гришина. Однако земля не стала оттого просторнее. Земля без людей своей красоты не потеряла, она несчастна по сути. Надо, чтобы к ней кто-то притронулся руками. Чтобы это был человек с хорошей памятью, с истосковавшимся по родным местам сердцем.


Анатолий Мартюков

ПОДЕЛИТЕСЬ ЭТОЙ СТАТЬЕЙ С ДРУЗЬЯМИ:

У вас недостаточно прав для комментирования