Баннер
  • Устюжаночка г. Великий Устюг
  • Устюжаночка г. Великий Устюг

Устюжаночка в соцсетях

вконтактемой миродноклассникиfacebooktwitter
Баннер
Баннер

Регистрация/Вход

Архив газеты

Кто на сайте


СЕЙЧАС НА САЙТЕ:
  • посетителей: 6
  • роботов поисковиков: 4

Фото Великого Устюга

(0 Голосов)

Не знаю, как теперь, а когда-то влюбленные, а то и просто мечтательно настроенные молодые люди испытывали творческие муки: что написать на обороте фотографии? Свое собственное изображение должны дополнять красивые слова.

 

«Дарю тому, кто дорог сердцу моему». Или «Пусть волны жизненного моря не смоют память обо мне». Фотографии любимого или любимой в конверте вместе с письмом вызывали трепет сердца. «Осторожно, фото!» - гласила надпись для почтальона и для нетерпеливого получателя письма. Проходят годы, а смысл таких и семейных фотографий приобретает очертания туманности, из которой глянет на вас и пробудится ощущение… Даже не знаю как сказать - то ли печали, то ли нежности…

Не потому ли мы спешим показать, если случится гость, свои альбомы. Посмотри, мол, историю моей или нашей любви.

Галина Алексеевна Ш., моя давняя знакомая, поманила меня в окно, мол, о чем-то попросить надо… Зашел и увидел на столе с белой скатертью целый ворох фотографий. Черно-белые и цветные с лицами, которые уже потускнели или пожелтели, пестрели множеством веселых глаз. Больше девичьих и детских. Мужчины, как бы между прочим, застенчиво, а иногда напористо стремились выбраться из этого вороха взглядов и быть первыми…

- Зачем позвала-то?...

- Подсказать, какого мужика, Василия или Симона, в рамку поставить. Сначала увеличить бы хотела.

- А почему не обоих сразу? (Я знал, что и Василий и Симон оба были в разное время ее мужьями).

Женщина смутилась…

- На восьмое марта… А потом и на все время, пока живу.

Первым рассмотреть портрет, его красивые достоинства, она подала Симона.

- Прочитай, как написано…

«Дорогой Галинке, любимой Галочке… Посмотри, запомни и порви…».

 

 

 

Симон. 1957 год.

- Вот таким он был. Скажет что, так только для того, чтобы я всегда помнила…

Галина Алексеевна стала рассказывать, каким он в парнях был. Не то что бы красавец. Потому и фотографироваться не любил.

- А душа у него, как у ангела. Глаза серые, большие. В душу смотрели… И сейчас они в душе. Смотрят, светят и греют…

Странное дело. Впервые узнаю про такую «нелюбовь» к самому себе. Смотрю на фотографию и проникаюсь к ней и самому изображению человека чувством доверия и дружбы. Мужчина - тайна. Мужчина - рок. И даже подумал: такие мучаются, такие горят сердцем, но без пламени в глазах. И по-моему, таких любят глубокие женщины.

 

 

- Дак который больше-то понравился?

- Это Вам решать, Галина Алексеевна. От которого в душе света больше…

Женщина уже готовила стол для нас, как мой мобильник позывной музыкой запел…

- Ну-ко, ну-ко, дай послушать-то. Какая песня красивая! Так ведь эти слова на карточке Васи…Не прочитал что ли?

Посажу я на земле сады весенние -
Зашумят они по всей стране.
А когда придет пора цветения,
Пусть они тебе напомнят обо мне, -
пел и пел телефон в моей руке…

Женщина не на шутку разволновалась. На ее глазах появились слезинки...

- Уходишь, значит…

- Зовут, Галина Алексеевна.

- А я решила обоих увеличить, - как-то замедленно и тихо сказала она, закрывая за мной дверь.

 

 

На улице ждал и нетерпеливо курил сигарету Юрий. По улице он и я шли вместе. В дом Галины он зайти отказался. Мол, душа никотину требует. И стал убивать им свое здоровье, красоту и молодую силу.

- Что там? - спросил Юрий.

- Там любовь и память…

- Ну-ка, ну-ка с этого поподробнее… А меня так и не спросишь, как я без любимой женщины на свете живу и мучаюсь. Вот она, ее внешность…

И я, словно эксперт по лицам на фотографиях, стал давать оценки женской сущности и ее характера.

- Любить такую? Женщину с ветерком на лице? С огнем на губах? С туманом в глазах?

- Не согласен, что красавица?

- Красавица… Вот она и терзает тебя. Сколько говоришь лет?

- Шестой пошел.

Юрию уже за сорок. Смазливая его собственная внешность, которой он пользовался всегда и везде, где были женщины, на этот раз шансов, видимо, не давала. С женой по разным причинам и сторонам он разошелся. Мол, на все муки готов, все пороги переступлю, только подай надежду. Это он о красавице.

Подала знаки. К себе приблизила. Но не до последнего шага. Как будто каменная глыба, которую не переступишь, на пути к ней оказалась. Поцелуи, бывало, горячие, так и влекли друг к другу. До дрожи в теле…

- Говорю: давай сойдемся! Жду, жду, что скажет. А в ответ: «Дай подумать»… Вот и думает шестой год.

- Кто она? Какие занятия?

- Предпринимательница…

- Значит, цену себе еще не определила. И тебе - тоже. Боится она тебя. Наверное, в молодости любил поиграть… Не различал верности и неверности.

- Как ты догадался?

- Красавец. При том вольный… Как селезень среди уток. С таким-то оперением… А эта с деньгами. У нее - бизнес.

- Я не сказал главного. Из-за этой детей оставил. Двое… Стараюсь быть хорошим отцом. Для их матери хорошим быть не могу.

- Считаешь себя хорошим? Этого мало. Нынче надо уметь деньги зарабатывать. Быть впереди женщины.

- Думаешь, ничего не получится?

Я не знал, как утешить Юрия. Его страсть и горячая любовь - еще не основа для женщины, которая, возможно, испытала в жизни и то, и другое. Наверняка, ее манили и звали к себе мужчины с «родословной» Юрия. Пусть не бедолаги, но по нынешним меркам все-таки неудачники.

На месте той женщины многие бы не решились броситься в объятия проблемного Юрия. Но кто знает силу настоящей любви. Настоящей, а не спонтанной и не выверенной временем.

- Она сказала: дай подумать, - вздыхал Юрий. - Еще столько же лет?

На обороте ее фотографии я прочитал такие оборванные на полумысли слова: «Вспоминай иногда…». Ниже ее имя, которое Юрий попросил не оглашать. Да и его самого я назвал по-другому.

 

 

Больше всего меня тронули слова из песни на фотографии Василия: «Посажу я на земле сады весенние…». Романтик и лирик… Наверное, сам писал стих или пел песни… Как складывалась его судьба, наверное, я когда-нибудь узнаю. Представляется, что березы на улицах Великого Устюга, тополя и сирени под окнами садил именно он или ему подобные. Такие, как он, видят мир светлым. Женщины, что рядом с ним, чувствуют сердцем. Берегут. И даже не всегда в цветах дело. Иногда в простом слове.

- В каком? - спрашивает Юрий.

- Сам найди.

- А ты нашел?

Ответил я Юрию, вроде как пошутил. Я сказал бы так: «Взгляд твой, как небо ясный, с моим случайно повстречался»…

Юрий уходил. Было слышно, как он вполголоса повторял: «Взгляд твой… как небо…».


Анатолий Мартюков

ПОДЕЛИТЕСЬ ЭТОЙ СТАТЬЕЙ С ДРУЗЬЯМИ:

У вас недостаточно прав для комментирования